Страница подшивкигенерал Скобелев

Аватар пользователя nalubky

 

Карьера Михаила Скобелева мелькнула ярким метеором на фоне серой массы русских военачальников

Михаил Скобелев

265 лет назад, 17 сентября 1843 года, в семье потомственных военных Скобелевых родился сын Михаил. Он стал первенцем у поручика Кавалергардского полка, впоследствии участника Крымской и Русско-турецкой войн, генерал-лейтенанта, Дмитрия Скобелева. Дед Михаила, Иван Никитич, в Отечественную войну 1812 года являлся адъютантом фельдмаршала Кутузова, дослужился до чина генерала от инфантерии, был комендантом Петропавловской крепости и одновременно оригинальным писателем и драматургом.

ТУДА, ГДЕ СТРЕЛЯЮТ

Скобелевы входили в число крупнейших российских помещиков (около 40 тыс. десятин земли), и мать решила направить сына во Францию в пансион, где он изучал десятки дисциплин и овладел шестью языками. Вернувшись на родину, Михаил в 1861 году поступил в Петербургский университет, но вскоре подал прошение царю о зачислении его юнкером в Кавалергардский полк.

Юношу ждала веселая жизнь гвардейского офицера и блестящее будущее. Не будем забывать, что именно в частях гвардии, расквартированных в столице империи, начинало карьеру подавляющее большинство командующих округов, генерал-губернаторов и министров той поры. Однако в марте 1864 года Михаил переводится в Гродненский гусарский полк. Он тоже лейб-гвардейский, но постоянно дислоцируется в Царстве Польском и принимает активное участие в подавлении вспыхнувшего там восстания. Так Скобелев получил боевое крещение в последних стычках с повстанцами.

В августе 1864 года корнета Скобелева производят в поручики и вручают первую награду – анненский темляк на саблю. Затем он отправляется в качестве наблюдателя на Прусско-датскую войну. В 1866 году, блестяще сдав вступительные экзамены, 23-летний офицер поступил в Академию Генерального штаба.

Учился Михаил неровно, периодически пропускал лекции. Среди молодых товарищей Скобелева ходили легенды о его кутежах в обществе великих князей. Рассказывали о том, как он на пари выпрыгнул из окна второго этажа, как во время ледохода на коне переплыл Вислу. Неудивительно, что из академии Скобелев был выпущен по второму разряду из-за неважных оценок, но благодаря заступничеству влиятельных персон его причислили к корпусу офицеров Генерального штаба.

20 мая 1868 года Михаил получил чин штабс-ротмистра. Он подал рапорт об откомандировании в Среднюю Азию и в ноябре того же года был назначен в распоряжение штаба Туркестанского военного округа.

Новый 1869 год Скобелев встретил в Самарканде, командуя сотней сибирских казаков. А в следующем году во главе двух казачьих сотен разгромил орду кочевников, грабивших окрестности города.

В марте 1871 года Михаил Дмитриевич представил начальству «Записку о взятии Хивы», в которой предлагалось сделать ханство вассалом Российской империи. Увы, записка Скобелева легла под сукно, а ее автор в составе отряда генерала Николая Столетова высадился в Красноводске. Русские войска с двух сторон двинулись на Хиву. С запада наступал Столетов, а с востока – генерал Константин Кауфман. Русские осадили крепость, но штурм Хивы 28 мая закончился неудачей. Начались разборки среди командиров. Но тут лихой подполковник Скобелев, «никого не спросясь», повел на приступ две роты солдат. Вдогонку за атакующими помчался ординарец генерала Веревкина с приказом остановиться и угрозой расстрела за неповиновение. От Скобелева последовал такой ответ: «Идти назад страшно, стоять на месте – опасно, остается взять ханский дворец».

Скобелевские молодцы лихо овладели дворцом, и только тогда в Хиву с музыкой вступили русские войска. Инициативу отважного офицера отметили орденом Святого Георгия 4-й степени.

Генерал Скобелев в бою.
Фрагмент картины Н.Д. Дмитриева-Оренбургского

В 1874 году Михаил Дмитриевич был произведен в полковники и флигель-адъютанты, женился на фрейлине императрицы княжне Марии Гагариной, племяннице князя Меншикова, но уютная семейная жизнь оказалась не для него. В следующем году он вновь добивается направления его в Туркестан, где вспыхнуло Кокандское восстание. В составе отряда Кауфмана Скобелев командовал казачьей конницей, и его решительные действия способствовали поражению противника под Махрамом. Затем ему было поручено во главе отдельного отряда действовать против участвовавших в восстании кара-киргизов. Победы Скобелева под Андижаном и Асаке положили конец мятежу.

Одетый в белый мундир, на белой лошади Скобелев оставался целым и невредимым после самых жарких схваток с противником (он постоянно внушал себе и другим, что в белой одежде никогда не будет убит). Уже тогда сложилась легенда, что он заговорен от пуль. За свои подвиги в Кокандском походе Скобелев был награжден чином генерал-майора, орденами святого Георгия 3-й степени и святого Владимира 3-й степени, а также золотой саблей с надписью «За храбрость».

ГЕРОЙ БАЛКАНСКОЙ КАМПАНИИ

С началом Русско-турецкой войны Михаил Дмитриевич просится на Балканы. 15 июля 1877 года он одним из первых форсирует Дунай. В ходе третьего штурма Плевны Скобелев, как всегда на белом коне и в белой одежде, повел свой отряд в бой с музыкой и барабанным боем. После жестоких схваток с противником он овладел двумя турецкими редутами и прорвался к Плевне. Но в центре и на правом фланге сопротивление неприятеля сломить не удалось, и русские войска получили команду на отход.

Замечу, что Плевну трудно причислить к мощным, заранее подготовленным к длительной обороне крепостям того времени. До июля 1877 года город укреплений не имел вообще. Однако с севера, востока и юга прикрывался господствующими высотами. Командовавший турками Осман-паша возвел вокруг Плевны полевые фортификационные сооружения, удачно использовав рельеф местности.

Русские же полевые пушки ничего не могли сделать с вражескими земляными укреплениями. Между тем в западных крепостях России и осадном парке Брест-Литовска простаивали без дела свыше двух сотен шестидюймовых мортир образца 1867 года. Они были достаточно мобильны, и под Плевну легко удалось бы перебросить сотню этих артиллерийских орудий. Кроме того, в осадной артиллерии Дунайской армии имелось к 1 июня 1877 года 16 восьмидюймовых и 36 шестидюймовых мортир. Для борьбы с противником, укрывшимся в земляных укреплениях, можно было использовать и полупудовые гладкие мортиры, также находившиеся в крепостях и осадных парках.

К сожалению, российские генералы вплоть до 1914 года не понимали значения навесного огня и считали полевую пушку единственным оружием поля боя. Они вновь и вновь гнали свою пехоту на турецкие редуты. Осада Плевны длилась с 8 июля до 28 ноября 1877 года. Русские потеряли здесь погибшими свыше 30 тыс. человек. Лишь бездеятельность главных сил турок позволила в конце концов сломить сопротивление обложенных со всех сторон неприятельских частей.

За Плевну Михаил Дмитриевич получил чин генерал-лейтенанта и орден Святого Станислава 1-й степени. Тогда же пришло письмо от жены с требованием развода...

...После Плевны русские войска наконец-то перевалили через Балканы. Авангардом командовал Михаил Скобелев. По его приказу три кавалерийских полка отрезали турецкую армию Сулейман-паши с тыла. Она капитулировала. Солдаты Скобелева заняли 8 января 1878 года Адрианополь и очутились у местечка Сан-Стефано в предместьях Стамбула.

Но тут в Дарданеллы вошли три британских броненосца, что вызвало панику в русских штабах. С турками было срочно заключено перемирие. Началось девятимесячное стояние русской армии у стен бывшего Константинополя.

Скобелев рвался в бой, но был вынужден разглядывать минареты Стамбула из бинокля. Пришлось взяться за перо, и 17 января 1878 года он закончил «Записку о походе в Индию»: «Всякий, кто бы ни касался вопроса о положении англичан в Индии, отзывается, что оно непрочно, держится лишь на абсолютной силе оружия, что европейских войск в стране достаточно только для того, чтобы держать ее в спокойствии и что на войска из туземцев положиться нельзя. Всякий, кто ни касался вопроса о возможности вторжения русских в Индию, заявляет, что достаточно одного прикосновения к горцам ея, чтобы произвести там всеобщее восстание».

И действительно, английским войскам потребовалось два года, чтобы жесточайшими мерами подавить восстание сипаев. Индийские князья неоднократно присылали в Ташкент своих представителей с просьбой о помощи. Так, магараджа Индура Мухамед-Галихан обратился к русскому императору: «Когда начнутся у вас с англичанами военные действия, то я им буду сильно вредить и в течение одного месяца всех их выгоню из Индии».

Даже демонстрационное движение войск Туркестанского военного округа к границам Индии вызвало бы панику в Лондоне и обвал биржи.

Но записка Скобелева традиционно легла под сукно. А император Александр II и его брат Николай Николаевич, главнокомандующий русской армией на Балканах, несколько недель занимались анекдотичной перепалкой. «Как у нас там насчет Царьграда?» – «Прикажи, Саша, возьму». «Ну ты там ближе, ты решай!» – «А кто у нас царь?» И так по кругу.

В итоге на Берлинском конгрессе Россия лишилась почти всех плодов победы над османами.

ПО-СУВОРОВСКИ

В январе 1880 года Скобелев назначается командующим масштабной военной экспедиции.

В западной части Средней Азии, в Ахал-Текинском оазисе, обитало туркменское племя, насчитывавшее 80–90 тыс. человек. Одним из главных средств к жизни для текинцев – смелых от природы воинов – являлись грабежи. Терпеть таких соседей долго было невозможно. Однако попытка усмирить их в 1879 году окончилась неудачно. Для того чтобы покончить с разбоями текинцев, требовалось пройти с войсками по пустыне, лишенной растительности и воды.

И тут Скобелев показал себя не только в качестве храброго генерала, но и большого стратега и, не побоюсь сказать, государственного деятеля. Он воевал по-суворовски – не только дерзко, отважно, но и абсолютно не оглядываясь на вышестоящее начальство. Чисто формально Скобелев был подчинен командующему Кавказской армией великому князю Михаилу Николаевичу, однако никаких указаний из Тифлиса (из-за моря, из-за гор) к нему не поступало.

Первым делом Скобелев взялся за организацию коммуникаций. Все снабжение русский войск велось только через Каспий, и Михаил Дмитриевич заставил Морское ведомство назначить на Каспий «начальником морской части» капитана 2 ранга Степана Макарова (будущего знаменитого адмирала).

Макаров привлек к военным перевозкам не только все суда Каспийской флотилии. Он мобилизовал все пароходы формально частного, но дотированного и управляемого Морским ведомством общества «Кавказ и Меркурий». Кроме того, было зафрахтовано свыше 100 частных парусных шхун.

Для движения по пустыне по приказу Скобелева со всей Средней Азии согнали до 20 тыс. верблюдов. Одновременно развернулась подготовка к прокладке Закаспийской железной дороги, то есть сразу за войсками следовало идти железнодорожным строителям.

По приказу Скобелева войска должны были широко использовать как электрический телеграф, так и солнечный телеграф-гелиограф. Туземцев при этом оповестили, что попытка вывода из строя телеграфных линий «не будет наказываться иначе, как смертью». Точно так же наказывались кражи патронов, которыми начали было заниматься туркмены-верблюдовожатые.

24 ноября 1880 года в поход выступил авангард русских войск. 21 декабря они подошли к хорошо укрепленной крепости Геок-Тепе. Всего – около 8 тыс. солдат и офицеров. В Геок-Тепе засело 30 тыс. воинов-текинцев, из них около 10 тыс. конницы.

В 11 часов 20 минут 12 января 1881 года под крепостной стеной был взорван мощный фугас. В пролом кинулась пехота. Вскоре осажденные начали уходить из Геок-Тепе, поскольку крепость была обложена только с двух сторон. Вслед за отступавшими Скобелев послал казаков и драгун, которые преследовали текинцев верст пятнадцать, на ходу расстреливая их из винтовок и рубя шашками. Часть женщин и детей была поймана и возвращена в Геок-Тепе.

При штурме русские потеряли убитыми четырех офицеров и 55 нижних чинов, ранеными и контужеными 30 офицеров и 309 нижних чинов. Оценочные потери текинцев – 6–8 тыс. человек. В ходе боя 12 января русские артиллеристы выпустили 5864 снаряда и 224 ракеты.

В феврале 1881 года русские войска заняли Ашхабадский округ, на том кампания и закончилась. Российская империя увеличилась на 28 тыс. кв. верст.

КОМУ ВЫГОДНО?

Победителя текинцев восторженно встречали Москва и Петербург. Зато новый император Александр III вместо поздравлений огорошил Скобелева вопросом: «Какова была дисциплина в вашем отряде?»

В петербургских салонах Михаила Дмитриевича называли «Бонапартом, вернувшимся из Египта», «славянским Гарибальди», что делало неприязнь к нему Александра III еще острее, возбуждало подозрения. Царские сановники обсуждали непомерные амбиции молодого генерала, который якобы собирался совершить дворцовый переворот и захватить российский престол.

Наставник императора, обер-прокурор Синода Константин Победоносцев писал своему ученику: «Скобелев, опять скажу, стал великой силой и приобрел на массу громадное нравственное влияние, то есть люди ему верят и за ним следуют. Это ужасно важно, и теперь важнее, чем когда-нибудь».

Не будем забывать, что Александр III сидел на троне как на раскаленных углях. Он боялся показываться в Петербурге и жил в хорошо охраняемом Гатчинском дворце, за что получил в России и за рубежом прозвище «гатчинский узник революции». Да и там не чувствовал себя в полной безопасности: когда куривший в неположенном месте адъютант, внезапно увидев царя, дернулся, чтобы спрятать папиросу, царь рефлекторно выхватил револьвер и застрелил офицера.

Судебный процесс над народовольцами, убившими 1 марта 1881 года Александра II, был проведен публично. Правительство сделало все, чтобы представить их жалкой кучкой заговорщиков. О том, как эта «жалкая кучка» сумела организовать семь покушений на императора, разумеется, никто не спрашивал. А сами народовольцы, естественно, не были настроены выдавать товарищей.

Дело же военной организации «Народной Воли» велось в сверхсекретном порядке. Так, с декабря 1882 года в течение шести месяцев было арестовано свыше 200 офицеров. Нескольких из них расстреляли. Еще два десятка получили долгосрочную каторгу.

Военная организация «Народной Воли» до сих пор – терра инкогнита для историков. Все арестованные были в чинах не выше полковника. Но среди членов организации имелись генералы, и главный из них – Скобелев. Прямых документальных указаний на сей счет нет, но об этом свидетельствовали несколько мемуаристов.

Для защиты царя в среде петербургской аристократии была создана так называемая «Священная дружина», задачей которой стало убийство лиц, опасных для династии Романовых.

К началу лета 1882 года Скобелев командовал корпусом, дислоцировавшимся в районе Минска. 22 июня он берет месячный отпуск и выезжает в Москву. 25 июня Михаил Дмитриевич ужинал в гостинице «Англия» (на углу Столешникова переулка и Петровки), затем спустился в гости к кокотке Шарлоте Альтенроз. Ночью она прибежала к дворнику и сказала, что в ее номере умер офицер. Прибывший медик констатировал смерть Скобелева от паралича сердца и легких. Тем не менее очевидец рассказывал, что лицо покойного было покрыто черными пятнами, а это наводило на мысль об отравлении.

Правительство объявило о кончине Михаила Дмитриевича по естественной причине. Но многие официальные лица распускали слухи, что смерть Скобелева – дело рук немецкой разведки. Кокотку Альтенроз срочно записали в агенты германского Генштаба, и пошло-поехало… Даже некоторые современные историки и писатели с большим увлечением расписывают «берлинский след».

Однако немецкая секретная служба в то время не проводила подобных операций. Да и Германии как раз была выгодна нестабильность в Российской империи. Понятно, что царь из Голштейн-Готторпской династии, опасаясь революции, скорее будет ориентироваться на родственников Гогенцоллернов, нежели на республиканскую Францию. Так что, как говорили римляне, «ищите, кому выгодно»...

Александр Широкорад

контакты

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ И УЧЕБНО МЕТОДИЧЕСКИЙ ЦЕНТР "ГАМАЮН" 
Контактный телефон:  +7-909-934-7146       е-мейл: rc.gamajun@gmail.com или info@gamajun.ru